?

Log in

Александр Дов Below are the 10 most recent journal entries recorded in the "Александр Дов" journal:

[<< Previous 10 entries]

April 12th, 2017
11:51 am

[Link]

РЭКА... ГЛАВА ПРЕДПОСЛЕДНЯЯ.

Вы спросите: "Почему глава предпоследняя?" Да потому, что язык не поворачивается назвать ее последней. Хотя я уже не раз писал о проблемах радио РЭКА и о том, что, если пустить все на самотек, то израильское радио на русском языке просто-напросто умрет. И тогда уже некого будет ругать и проклинать, некого будет обвинять в непрофессионализме и обслуживании интересов власти. Кстати, эта ругань, эти проклятия и эти обвинения и сегодня то и дело, как по мановению волшебной палочки, появляются в Фэйсбуке и других уголках интернета всякий раз, когда кто-то пытается говорить о значимости РЭКА для миллиона русскоязычных граждан Израиля. Заговор? Заказ? Не думаю. Я не сторонник "конспирологических" теорий. Но всякий раз с трудом удерживаю себя от ненормативной лексики, поскольку подобные «комментарии» свидетельствуют прежде всего о невежестве и злобности их авторов. Ну еще, может, о презрении ко всему «своему», израильскому. Это ведь модно в определенных кругах – ругать свое и своих. Но давайте разберемся.

Во-первых, «токбэкисты», как правило, начинают с того, что сами это радио не слушают. Но, если не слушаете, то откуда знаете, что оно плохое? Нет ответа. Или такой ответ: «Сам я не слушаю, но мне говорили». То есть, в точности, как в анекдоте про Карузо: «Слыхал я вашего Карузо. Ничего особенного. Изя мне все напел».
Во-вторых, они пишут о РЭКЕ, как о «богадельне, приютившей немало «замшелых ветеранов» из алии 70-х, которые теперь изо всех сил держатся за свои «квиюты» (т.е. статус постоянного работника) и огромные зарплаты». Это я собрал воедино несколько расхожих штампов. Здесь неправда все, от начала и до конца. По фактам: репатриантов 70-х годов на РЭКЕ не осталось ни одного человека, ни один человек не обладает статусом постоянного работника, а зарплаты на РЭКЕ можно назвать «огромными» только от большой зависти. Кстати, насчет «ветеранов». Сегодня таковых, проработавших на радио 26 лет, осталось 4 человека, все из алии 90-х. Одному из них, за невозможностью взять на работу новых людей, уход на пенсию был отложен на полгода. Остальным «замшелым» до пенсии еще работать и работать. Прописью: четыре человека!
Далее. В-третьих, ругают РЭКУ за «некачественный» русский язык. Ну, что же, иногда справедливо ругают. Надо признать. Правда, сами критики при этом пишут с грамматическими ошибками, не говоря уже о синтаксических и стилистических. Но это еще полбеды. А главное – они не понимают, что наше радио – это не звукозаписи, как в Советском Союзе, выверенные и просмотренные заранее редактором и цензурой, а затем прочитанные «диктором». У нас это живая речь, в которой (действительно!) далеко не всегда все гладко и грамотно. (Кстати, у нас нет дикторов. Вообще. Нет такой должности.) Я припоминаю некую конференцию русскоязычных журналистов, состоявшуюся много лет назад в Израиле. Присутствовали российские коллеги. И в ответ на наше самобичевание, дескать, «мы теряем язык, будучи удаленными от культурной метрополии», небезызвестный Матвей Ганапольский взорвался: «Ребята, да у вас тут языковой заповедник, слышали бы вы, что звучит по радио и ТВ в России!»
Теперь, в-четвертых. Говорят: «Скучно, потому выключаем». Спорить с этим бессмысленно. Кому-то скучно, а кому-то интересно. Одному нравится клубника, а другому – хрящик. Можно, разве что, процитировать (опять же небезызвестного) Севу Новгородцева, который где-то написал, что, когда он хочет послушать радио, то с удовольствием слушает РЭКУ. Ему, видимо, с нами не скучно, в отличие от наших местных снобов.
И последнее: нас обвиняют в чрезмерном конформизме и даже сервильности по отношению к власти (обвинители, правда, слов этих не знают, но простим им это). Тогда позвольте задать встречный вопрос: «Уж если мы настолько сервильны, то почему власть допустила нынешнюю ситуацию, в которой РЭКА оказалась в предсмертном состоянии?» Что-то тут у вас «не вяжется», «не сходится», господа обличители...
Ну а теперь о главном. Об этой самой ситуации. На сегодняшний день в русскоязычном вещании осталось 16.83 ставки. 16 полных плюс 1 человек на полставки и еще один – на треть ставки. Мы натурально задыхаемся. Нам приходится все больше транслировать архивные записи, которые уже звучали по несколько раз. Если кто-то заболел или ушел в отпуск – проблема. Если двое – катастрофа. Но взять никого три года не давали. Минфин был против, поскольку «Гостелерадио подлежит расформированию». С большим трудом, чуть более года назад при активном вмешательстве Тали Плосков и помощи Зеэва Элькина (тогда - министра абсорбции) нам разрешили временно использовать трех пенсионеров, и то минимально. Мы «кряхтели», но работали, надеясь на то, что в новой Корпорации Общественного Вещания, которая должна прийти на смену Гостелерадио, все будет по-иному. Так вот, оказалось, что там все будет еще хуже. Наши 16.83 ставки там превратятся в 10 (десять!) А количество часов вещания увеличится. Можно ли ожидать «счастья» от такого радио? Да ни в коем случае! Извините за фривольность, но эта ситуация напоминает, опять же, старый анекдот про Снежную Королеву, которая поручила мальчику Каю из четырех букв: «Ж», «О», «П» и «А» - сложить слово «счастье». Но и это еще не все! Из нынешних сотрудников на полные ставки туда, в Корпорацию принято 6 человек, при этом одна из женщин в послеродовом отпуске, и, когда вернется, неизвестно. Плюс один сотрудник принят в ивритоязычное радио, он в эти 6 не входит. 5 человек приняты на полставки каждый. Еще 6 получили отказ. Зато приняты новые люди, которые, впрочем, никогда на радио не работали. Не поймите меня превратно: я не говорю, что они «плохие», у меня для этого нет оснований, я с ними даже не знаком, я говорю исключительно об отсутствии опыта и профессионализма…
И еще! РЭКА всегда была накрепко «привязана» ко второму радиоканалу Коль Исраэль (Решет Бет) – единой компьютерной системой, через которую к нам поступали новости на иврите; корреспондентами, которые (за отсутствием наших корреспондентов) иногда давали нам информацию с места события; и даже звуковыми цитатами, которые мы могли использовать в наших передачах. Согласно новой модели общественного вещания, недавно согласованной Главой правительства и министром финансов, вся новостная структура будет выведена из состава Корпорации общественного вещания, а, значит, РЭКА будет оторвана от источников новостной информации! Кстати, на новой РЭКЕ, если она все же останется в рамках Корпорации, как предполагается, все новости будет готовить и читать 1 (один) человек, причем, работающий на полставки. При этом, видимо, еще и предполагается, что он не будет ни отдыхать, ни уходить в отпуск, ни болеть, что, к-сожалению, бывает. Напомню только, что одной из главных задач РЭКИ всегда было: информировать о происходящем в стране. Посмеемся вместе? Или поплачем?
Поэтому, как мне кажется, спасти РЭКУ (а в том, что ее надо спасать, сомнений нет) сегодня можно только одним способом: вывести и ее из состава Корпорации Общественного вещания вместе с остальными новостными подразделениями, сохранить имеющийся штат сотрудников и расширить его за счет приема новых людей до примерно 45 человек. Я хочу надеяться на то, что эта инициатива, сформулированная Робертом Илатовым (НДИ) в письме министрам финансов и связи будет услышана и поддержана всеми русскоязычными депутатами от всех фракций без исключения, поскольку РЭКА (без всякого преувеличения) является общим достоянием. Я также хочу надеяться и на то, что эту инициативу услышат и поддержат Глава Правительства Биньямин Нетаньяху и министр финансов Моше Кахлон. И тогда нынешняя глава в нашей долгой саге будет действительно «предпоследней», а последняя окажется «хэппи эндом», а не трагедией.

Current Mood: depresseddepressed

(Leave a comment)

October 1st, 2016
11:35 am

[Link]

Доступность покупки жилья в разных странах
Цены на квартиры волнуют всех. Несколько меньше нас волнует готовящееся в Израиле налогообложение владельцев трех и более квартир, хотя и это для некоторых (немногих) людей вопрос далеко не праздный. А, вот, что представляет несомненный интерес, так это сравнение цен на жилье в разных странах, и, еще более, сравнение доступности покупки жилья в разных странах. В связи с этим я заинтересовался опубликованным в интернете документом «Property Index. Overview or European Residential Markets» за июль 2016 года, который подготовлен известной международной компанией Deloitte. В этом отчете (выпускаемом, кстати, ежегодно) сравнивается состояние рынка жилья в разных странах, говорится о том, что можно приобрести в этих странах за 200 тыс.евро, о ценах на жилье в разных странах и городах и даже о положении на рынке ипотечных ссуд. В списке стран: Австрия, Бельгия, Чехия, Франция, Германия, Венгрия, Ирландия, Израиль, Италия, Нидерланды, Польша, Португалия, Россия, Испания, Великобритания, а также добавленные в этом году Эстония, Латвия, Литва и Словения.
Основные выводы отчета следующие:
·       Наименьшую площадь жилья за 200 тыс. евро можно купить в центральном Лондоне (11 кв.м.) и в Париже (19 кв.м.). В среднем по Великобритании – 39 кв.м., а по Франции – 50. Израиль недалеко ушел от них: 55 кв.м. В Центральной-Восточной Европе ситуация намного легче. Рекордсменом является венгерский город Дебрецен (201 кв.м.). То есть, всем – туда! (Шутка.) Впрочем, Россия в этом плане еще круче: 276 кв.м. за 200 тыс.евро.
·       Наибольшего размаха в последний год в Европе жилищное строительство достигло в Австрии (6.2 готовых квартир на 1000 человек) и Франции (5.5). Израиль идет сразу за ними (5.1) Однако и здесь лидирует Россия (7.6). Примерно такая же ситуация в масштабах начатого строительства.
·       Что касается имеющегося в наличии жилья, то в среднем по Европе это 486.5 квартир на 1000 человек. Всех опережает Португалия. Здесь обеспеченность жильем на 15% выше средней. В Испании – на 10%. Примерно на среднем уровне Бельгия и Чехия. Израиль, где на 1000 граждан приходится менее 300 квартир, находится на малопочетном последнем месте, следом за Польшей.
·       Цена одного квадратного метра жилья выше всего в Великобритании, Франции, Израиле и Ирландии. Помимо этого в Израиле, Ирландии и Испании в 2015 году зафиксирован самый большой рост цен. В Ирландии – на 27%, в Израиле – на 10.8%, в Испании – на 10.6%. Кстати, по данным отчета, ежегодный рост цен в Израиле наблюдается достаточно стабильно, начиная с 2007 года. Цены на жилье повысились за этот период практически вдвое. Интересно, что в России по понятным причинам цены в 2015 году упали на 24.6%.
·       Из мегаполисов в Европе самый дорогой – Центральный Лондон, где цены в 3.5 раза выше, чем в среднем по стране. Недалеко отстали от него Мюнхен (почти в 3 раза выше, чем в среднем по стране), и Париж (коэффициент примерно 2.7). Абсолютный рекордсмен – Москва. Здесь среднюю по стране цену квартиры нужно умножить на 3.75. В Израиле, конечно, впереди Тель-Авив, где, по сравнению со средней, цена квартиры почти вдвое выше и Иерусалим (коэффициент – примерно 1.4).
·       И, наконец, самое интересное: доступность покупки жилья. Авторы отчета используют общепринятый метод оценки (хотя и неидеальный, но вполне оправданный): они сравнивают среднюю цену на квартиру, площадью 70 кв.м. со средней годовой зарплатой в стране. В результате можно сказать за какой срок в той или иной стране среднестатистический гражданин, не тратя денег на еду, одежду, отдых и прочие «мелочи», сможет накопить необходимую сумму. Понятно, что в действительности так не бывает, и что такая идеализация схемы несовершенна, и тем не менее, она дает представление о «доступности» жилья... Итак, легче всего купить квартиру в Германии (3.3 годовых зарплат). Следом за ней – соседи – Бельгия (около 4-х) и Нидерланды (чуть больше 4-х). Относительно доступно жилье в Испании, Португалии и Австрии (порядка 5, чуть больше, чуть меньше). В Чехии, Польше, Венгрии, Словении и Франции – ситуация хуже (от 6 до 8 годовых зарплат). Самое недоступное жилье в Великобритании (11 годовых зарплат). На втором месте – Израиль (9.5 годовых зарплат). Впрочем, специально для израильтян стоит отметить, что за последние 2 года ситуация как-раз улучшилась! В отчете за 2013 год говорилось о том, что в Израиле квартира обходится в 12.1 суммарной годовой зарплаты. Объяснить этот парадокс непросто, поскольку цены на жилье продолжают расти. Разве что, можно предположить, что все дело в росте средней зарплаты. Тут уж карты в руки специалистам!
·       И последнее: в отчете Deloitte отмечается, что израильское правительство предпринимает некие усилия для снижения цен на жилье. Упоминается программа «Мехир ле-Миштакен» («Цена для новосела»), цель которой облегчить покупку первой квартиры. Согласно этой программе, тендеры на строительство в соответствующих проектах выигрывают те подрядчики, которые предложат самую низкую цену за квадратный метр жилья, что должно гарантировать общую цену квартиры - ниже рыночной. Как пишется в отчете, эта программа, согласно замыслу, должна привести к увеличению числа новостроек, и, возможно, к некоторому снижению рыночных цен на жилье. Отмечу, правда, что мягкость приведенной формулировки свидетельствует, скорее, о скептическом отношении авторов к данной программе.
 

(Leave a comment)

September 28th, 2016
04:12 pm

[Link]

О Шимоне Пересе
Разрешите и мне написать несколько слов в память о Шимоне Пересе, человеке интересном, необычном, прожившем на земле 93 года и за все эти годы не растерявшего оптимизма и энтузиазма. Хорошо это или плохо, я не знаю. Кто-то мудрый сказал: "Не то печально, что тело стареет, печально, что душа при этом остается молодой". Все эти 93 года люди относились к Пересу по-разному, кто-то любил его, кто-то терпеть не мог, но не было одного – равнодушия…
У меня есть собственные журналистские впечатления, поскольку мне в качестве радиожурналиста много раз приходилось брать у него интервью. Надо сказать, что задача это была непростая, поскольку мышление у него было образное, и переводить на русский язык то, что он говорил на иврите, следовало не "слово в слово", а так же образно. Это удавалось далеко не всегда, тем более, в прямом эфире . И тем "еще более", что, помимо образности, его речь была очень афористичной. Некоторые фразы были просто "золотыми россыпями", готовыми афоризмами. Помню, однажды, в период после смерти Рабина (но до 1997 года, когда партию Авода возглавил Эхуд Барак) в одном из интервью я задал Пересу вопрос о каких-то сложностях то ли в партии, то ли в правительстве, которые он возглавлял. То есть он собирался тогда принять какие-то решения, которые были не по нраву его коллегам, уж не помню, какие именно. "Вы не боитесь бунта на корабле?" – спросил я его. Он ответил готовым афоризмом, который я запомнил: "Тот, кто боится бунта на корабле, недостоин быть капитаном"… Историки и биографы Переса отмечают, что он никогда не признавал своих ошибок. Такой уж был у него характер. Выразить сожаление по поводу того или иного решения – он физически не мог. Я столкнулся с этим, когда несколько лет спустя интервьюировал его после очередного провала мирного процесса. Вопрос был сформулирован следующим образом: "Среди физиков есть такая шутка: если результаты эксперимента не подтверждают теорию, то…надо избавиться от результатов эксперимента. Нет ли у вас ощущения, что вы подобны такому физику, который выдвинул теорию, которую эксперименты не подтвердили. А вы все говорите о том, что эксперименты были проведены неправильно и надо их повторить. Может быть стоит признать несовершенство теории?" На моей памяти это был чуть ли не единственный случай, когда Шимону Пересу отказало чувство юмора, и он начал всерьез доказывать, что все обстоит именно так: теория правильная, а эксперименты плохие, нечистые…
Что ж, теперь это только воспоминания, не более того. Перес ушел в иной мир, а вместе с ним ушла эпоха. Он был частью этой эпохи, он был действительно большим человеком, но всего лишь человеком, со всеми своими недостатками и достоинствами.

(Leave a comment)

August 11th, 2016
02:53 pm

[Link]

Слушатели - о гуманизме и правах человека.
Очередное письмо в редакцию. На этот раз – со стихами. Письмо, можно сказать, с секретом, но об этом – позже. Сначала – прочтите. На всякий случай замечу, что все ошибки и пунктуация сохранены в неприкосновенности. Комментарии курсивом – это не мои комментарии, а авторские.
Открывается письмо обращением и рисунком:
IMG_0017
Цитирую:
"זה פתרון?
Уважаемое радио Река!
Очень рада буду, если письмо мое дойдет до вашей редакции. Мне бы очень хотелось бы, чтобы на радио и TV было больше передач гуманистической направленности, наверно кто-то еще помнит, что именно значит образование, культура мира, искусство, взаимоуважение и т.п.

Это всем известный факт,
что правительство на нас
проверяет свой контакт
путем сдерживания масс

Где плоды цивилизации?
Где успехи дипломатии?
Где труды гуманизации?
Где восторги демократии??

Где культурная интеллигенция?
Где реальное протестное движение?
Вы надеетесь купить индульгенцию?
Вы мечтаете об уважении???"


Read more...Collapse )

(4 comments | Leave a comment)

August 6th, 2016
06:50 pm

[Link]

Как это делается в Израиле
Хочу поделитьтся любопытным материалом, вначале услышанным мною в ивритоязычном радиоэфире, а затем найденным в Фэйсбуке на странице журналистки Шарон Шпурер. Эта молодая женщина публикуется в газете Хаарец, и, судя по ее странице, я явно не вхожу в число ее единомышленников. Однако в данном случае то, что она публикует, относится, скорее, не к политике, а к тому, «как это делается в Израиле». Насколько достоверна собранная ею информация – утверждать не берусь.
Стоит, наверно, добавить, что против Шарон Шпурер подан судебный иск на сумму 1 млн. 685 тыс. шек. А подала иск строительная компания Урбан, которую Шпурер в одной из своих газетных публикаций назвала сомнительной, утверждая, что владелец компании – Дуду Дагми, бывший торговец женщинами, ставший впоследствии госсвидетелем и сменивший имя. Судебное решение еще не принято...
Что же касается материала, который меня заинтересовал, то он к иску не относится. Вот его перевод с иврита:

«Внучка Ицхака Тшувы замужем за сыном Циона Кейнана,
который управляет банком Апоалим,
который субсидирует газового магната Коби Маймона,
который выплатил непонятно за что 1.2 млн шекелей брату Циона Кейнана.
Интересы банка Кейнана представляет адвокат Пини Рубин,
сын которого, Итай Рубин в прошлом возглавлял компанию Коби Маймона Полигон, также получающую кредиты от банка Апоалим, еще один из адвокатов которого Цви Агмон одновременно представляет интересы Ицхака Тшувы и Коби Маймона, который
назначил директором компании Полигон неизвестного парня по имени Алон Тайхтель, которого в том же году преступник Дани Данкнер, приятель Циона Кейнана назначил директором компании Апоалим Шукей Хон, дочернего предприятия банка Апоалим.
Этот банк один из крупнейших инвесторов Ицхака Тшувы, партнера Коби Маймона в компании Исрамко.

Он (Тайхтель-? А.Д.)  сфотографировался на бурильной платформе Тамар вместе с Маймоном, министром финансов Моше Кахлоном и бывшим мэром Хадеры Хаимом Авитаном, который в бытность свою мэром продвигал строительный проект компании Полигон, принадлежащей Коби Маймону, приятелю Моше Кахлона, племянник которого (Авитана-? Кахлона-? А.Д.) Виктор Нахум разбогател как раз на акциях Исрамко.
Виктор Нахум - личный помощник Хаима Авитана, которого Нетаньяху, Кахлон и Кац хотят назначить директором Управления государственных компаний, а назначение – в рамках полномочий министра финансов Кахлона, который в-прошлом продвигал проект Аэропорт-сити, принадлежащий Коби Маймону, уплатившему непонятный платеж в 1.2 млн шек. брату Кейнана, сын которого женат на внучке Ицхака Тшувы.
...Когда мне нечего делать я всегда найду чем занять время...»

(3 comments | Leave a comment)

May 3rd, 2016
06:48 pm

[Link]

Концерт
21-го мая вечером у меня опять концерт в Кфар-Сабе. На этот раз программа по песням и записным книжкам Визбора: "Жизнь заставит - станешь и композитором". Дополнительная информация по телефону 054-7661012.

(2 comments | Leave a comment)

April 8th, 2016
08:11 am

[Link]

Объявление
Завтра (9.04) вечером у меня концерт в Кфар-Сабе.
Дополнительная информация по телефону: 054-7661012.

(Leave a comment)

April 7th, 2016
11:37 am

[Link]

РЭКА: ситуация на сегодня
В последнее время многие люди – знакомые и незнакомые – просят меня рассказать о том, что происходит на РЭКЕ в свете принятия Кнессетом очередной поправки к закону, поправки, продлевающей агонию Рашут а-Шидур (Гостелерадио) еще на полгода. Честно говоря, мне надоело в сотый раз говорить им одно и то же, легче написать.
    Собственно, главная новость состоит в том, что РЭКА пока еще существует и, возможно, будет существовать в будущем – в назидание злобствующим господам-товарищам, которые требуют в регулярно публикуемых в интернете "токбэках" "немедленно закрыть эту богадельню". Так сказать, "разрушить до основанья, а затем…" Подобные рецепты мы уже проходили. Опыт, какой-никакой, есть.
    Так вот, мы все еще существуем, несмотря на тяжелые условия работы, накопившуюся усталость и нервозную обстановку. Почему накопилась усталость – понятно. Потому что вместо 60-ти сотрудников в 1991 году и более 30-ти в 2012-м, сегодня в русской службе работают 19 человек, включая одного – на полставки и одну – на треть ставки. "А почему обстановка нервозная?" – спросите вы, уважаемый читатель. Отвечу: а какая может быть обстановка в коллективе, который, говоря не образно, а абсолютно конкретно, не знает, что будет завтра с коллективом в целом и с каждым конкретным человеком, в-частности? И такая ситуация сохраняется уже не "дни" и не "месяцы", а годы! Хотите конкретики? Пожалуйста.
    Судя по всем без исключения публичным заявлениям ответственных чиновников, РЭКА, как вещание на иностранных языках (прежде всего, на русском языке) сохранится в новом телерадиовещательном концерне, который придет на смену Гостелерадио. Сохранится! Более того, вещание на русском языке будет расширено до 24 часов в сутки. Замечательно! Но при этом никто не знает, когда же откроется этот новый концерн, когда начнет работать? Причем не знают ни те, кто спрашивают, ни те, от кого ждут ответа.  Ведь начало его работы откладывалось уже трижды, а скептически настроенные люди утверждают, что и 1 октября 2016 года, фигурирующее в последней поправке к закону – дата не очень реальная. То есть, не исключено, что будут новые отсрочки.
    Далее. Для того, чтобы вещать на русском языке 24 часа в сутки, нужно, как нетрудно догадаться, несколько больше людей, чем сегодня. А каково будет штатное расписание РЭКИ в новом концерне – опять-таки не знает никто. Да и вообще, возможно ли увеличить штаты русскоязычного вещания, если общее число сотрудников в новом концерне будет меньше, чем в Гостелерадио? А из этого числа те, кто перейдут в концерн из Гостелерадио, составят только половину (если точнее, то 51%). И, кстати, "половину" вообще, или "половину" в каждом отдельном подразделении? Нет ответа.
    А, значит, нет ответа на главный вопрос, который задает себе каждый сотрудник: "Буду ли я продолжать работать, или мне придется искать новую работу"? Заметьте: 20-летних на РЭКЕ, к-сожалению, нет. И перспектив нового трудоустройства – мягко говоря, немного. Более того. Вопреки расхожим слухам, оставшиеся на сегодня сотрудники РЭКИ не обладают т.н. "квиютом" (статусом постоянного работника) со всеми вытекающими отсюда последствиями. Да и зарплаты не ахти. Да и стаж работы не позволяет рассчитывать на хорошую пенсию, до которой надо еще как-то дожить. Кстати, о зарплатах. А какие зарплаты будут предложены тем, кому посчастливится продолжить работу в новом телерадиовещательном концерне? А никто не знает. Судя по публикациям, зарплаты будут меньше, чем в Гостелерадио. Так что, еще неизвестно захотят ли "счастливцы" воспользоваться своим счастьем! Не исключено, что они как раз скажут: "А идите вы со своим счастьем знаете куда?"…
    Не надоело? Не устали от вопросов? Тогда еще несколько. Что мы все о "старых" сотрудниках, об этой самой "богадельне"! Давайте о новых, о будущих, о молодых и энергичных, о тех, которые "изменят к лучшему лицо РЭКИ", как пишут некоторые "токбэкисты". Вопрос: захотят ли пойти на предлагаемые невысокие зарплаты эти самые "молодые и энергичные люди", которые так нужны РЭКЕ? И, кстати, есть ли они в природе, такие, которые, конечно, свободно владели бы ивритом, но, прежде всего, русским языком? Да еще и с обширным запасом слов. Да еще и говорили бы, не картавя по-ашкеназски, как делает большинство наших детей, и без "музыкальных" ивритских интонаций, к которым они привыкли еще с детского садика. Да еще и хорошо знали бы русскую культуру (не в объеме израильской школы, а чуть поболее). Да еще и обладали бы минимальным журналистским даром? (Даром – не в смысле "бесплатно", а в смысле – "способностями"). Если вы считаете, что такие есть, покажите мне этот заповедник! "Проведите! Проведите меня к нему! Я хочу видеть этого человека!" – как писал поэт. И неплохо, чтобы новые сотрудники знали – какой именно поэт.
    Только не думайте, что мы не видим и не понимаем своего несовершенства в нынешней ситуации, когда далеко не все имеющиеся сотрудники обладают безупречной русской речью и способны формулировать мысли без натужного "эканья". Даже новостные сводки наши не безупречны, как с точки зрения русского языка, так и по качеству чтения. И далеко не все наши музыкальные передачи выдерживают серьезную критику. Но мы стараемся как-то выкручиваться, меняем музыкальную стилистику на более "молодежную", стараемся, чтобы передачи были не скучными, пробуем новых людей, привлекаем наших же пенсионеров. Кстати, не думайте, что нам выделены новые ставки! Нет-нет! О ставках речь не идет! Все новые (или знакомые) голоса, появившиеся в нашем эфире с февраля, это – люди, работающие в Гостелерадио временно на условиях почасовой оплаты при ограниченном количестве часов работы. Но спасибо русскоязычным парламентариям из всех партий и министру абсорбции хотя бы за это! Без их вмешательства и этого не было бы.
    Итак, подводим итоги. Настоящее РЭКИ – проблематично. Будущее – туманно. И дай Бог сотрудникам РЭКИ сил – как физических, так и душевных – для того, чтобы пережить этот непростой период, а, возможно, и жить дальше. Как говорится в известной молитве, "Господи, дай мне силы изменить то, что я могу изменить, терпения – вынести то, что я изменить не могу, и мудрости – отличить одно от другого".

Current Mood: stressedstressed

(20 comments | Leave a comment)

April 4th, 2016
03:04 pm

[Link]

Немного запоздалые комментарии к Хевронскому инциденту
Разрешите и мне вставить свои "пять копеек" в массовую дискуссию по поводу поведения израильского солдата, добившего раненого террориста в Хевроне. Напомню: террористов было двое, они успели ранить нашего военнослужащего, одного террориста тут же застрелили насмерть, другой был ранен, лежал на земле и только изредка мотал головой. Вот солдат его и добил. Сразу хочу сказать, чтобы не было минимального недопонимания: я безусловно на стороне солдата, я безусловно считаю, что террорист заслуживает смерти, и, тем не менее, полагаю, что солдат поступил неправильно и даже глупо.
Понимаю, что сейчас на меня обрушится девятый вал эмоций с обеих сторон. Одни будут кричать, что террористов надо убивать обязательно (и, желательно, еще в колыбели), что своей мягкотелой либеральностью я расшатываю устои национального самосознания и вообще "танцую под дудку сволочей из организации Бецелем". Менее радикально настроенные скажут, что у 19-летнего парня сдали нервы, тем более, что видеокамера не запечатлела стоявшую вокруг и истошно оравшую толпу, которая тем самым только добавляла напряженности в ситуацию. Более того, террорист, и это ясно видно, был в плаще, несмотря на жару, так что парень действительно опасался наличия под этим плащом пояса со взрывчаткой. Кстати, вопрос о том, кто и как проверил террориста на наличие взрывчатки, пока не до конца ясен. Вроде командир взвода утверждает, что проверил, но медики как раз говорят, что не подошли к лежавшему на земле раненому террористу именно потому, что такой проверки не было. А деталь эта очень важна… Впрочем, я не об этом. Я о дискуссии. Так вот, третья группа оппонентов (условно назовем ее "либералами") обвинит меня в негуманности и в том, что я поддерживаю "убийцу"…
А теперь давайте попытаемся, насколько это возможно, отключить эмоции и принять во внимание следующие детали. Первое: солдат – не новобранец. Он служит уже полтора года, причем не где-нибудь, а в бригаде "Кфир", личный состав которой специально "натаскивают" на специфику Иудеи и Самарии. Второе: солдат, особенно солдат из Кфир, должен абсолютно четко знать, понимать и выполнять инструкции по открытию огня (так же, как советский инженер-проектировщик, да простится мне это сравнение, должен был выполнять СНИП – строительные нормы и правила, а нарушение считалось уголовным преступлением). Третье: если солдат стрелял, опасаясь наличия у террориста пояса со взрывчаткой, то он мог добиться не безопасности – своей и товарищей – а прямо противоположного. От выстрела могла произойти детонация и взрыв, последствия которого были бы трагическими. Вот почему солдат поступил неправильно. И, думаю, что все эти соображения должен будет учесть военный суд.
А теперь о том, почему солдат поступил глупо. Во-первых, потому, что не увидел активиста Бецелем, аккуратно фиксировавшего все, что происходит. Внимательнее надо быть, аккуратнее, смотреть надо вокруг. Ущерб от подобных видеодокументов невероятный. А, во вторых, солдат поступил глупо, потому что этого раненого террориста надо было обязательно попытаться спасти, но не из гуманных, а исключительно из прагматических соображений. Террористом  очень заинтересовался бы ШАБАК, и не исключено, что на допросах в ШАБАКе (а допрашивать там умеют) он "напел" бы много интересного. А то, что он "напел" бы, позволило бы спасти жизни ни в чем не повинных израильтян, часть из которых с такой горячностью требует убивать террористов на месте. Интересно, правда, что аргумент о целесообразности допроса террориста почему-то высказываю только я, да мой близкий друг – в частной беседе за чашкой чая. А больше я этого аргумента нигде не читал и не слышал.
Добавлю еще одно: террористы безусловно заслуживают смерти. Но только после допроса в ШАБАКе и по решению суда. Чтоб никакой "бецелем" не вякнул…

(6 comments | Leave a comment)

October 12th, 2015
06:37 pm

[Link]

РЭКА умирает?
 Я недавно, беседуя с одним из руководителей технической службы Гостелерадио, сказал ему, что, на мой взгляд, то, что происходит сегодня в Гостелерадио, в том числе и на радио РЭКА, называется «агония». И услышал в ответ: «Какая агония? О чем ты говоришь? Мы уже месяц, как мертвы!»
 Честно говоря, верить в это не хочется. Не хочется и тем, кто когда-то, в начале 90-х создавал РЭКУ, и сотрудникам, присоединившимся к ее штату позднее, но, прежде всего, слушателям, которые за эти годы успели привыкнуть к тому, что в любой ситуации государственное русскоговорящее радио вовремя предоставит всю необходимую и, кстати, достоверную информацию на понятном языке. Тем не менее, как говорится, с фактами не поспоришь, и вероятность увидеть через полгода траурные сообщения весьма велика. Будут, наверняка будут злорадные усмешки, мол, «туда ей и дорога», будут и равнодушные пожимания плечами, но будут и слезы, и трагедии, как на персональном, так и на общественном уровне. Потому что РЭКУ слушают почти все, 87% от тех, кто вообще включает радио, старые, молодые, образованные, невежественные, мужчины, женщины, овладевшие ивритом и не овладевшие ивритом. РЭКУ критикуют, обвиняют черт знает в чем, в левизне, в правизне, в безграмотности, в чрезмерной сложности, в пропаганде чего-то и в пропаганде прямо противоположного... Но – слушают! И, пожалуйста, не верьте, когда кто-то пренебрежительно кривя рот, заявляет: «Я РЭКУ вообще не слушаю!». Не верьте! Как правило, это ложь. Слушает. Просто это мода такая, так принято в некоторых «кругах» - пренебрежительно отзываться о своем. О своих политиках, о своем государстве, о своем радио. Свое – значит – плохое. Чужое – всегда лучше... Так вот, всем этим людям, я говорю: «Ребята! Вы только представьте себе. Ничего этого не будет. Государственного радио для репатриантов не будет. Не будет кого превозносить и не будет кого проклинать. Подумайте об этом».
 А, пока вы думаете, вот вам несколько фактов. Когда русскоязычное вещание РЭКА начиналось, то есть в 1991 году, нас было более 60 человек. Лет десять назад нас было более 40. Три с половиной года назад в списке было 31 имя.  На сегодняшний день русский отдел насчитывает 22 человека, а с 1 ноября останется 20. 20 – включая одного, работающего на полставки, и еще одного – на треть ставки. При этом количество часов вещания не уменьшилось! Кстати, в эти же 20 входит и новостная редакция, базирующаяся в Иерусалиме и насчитывавшая в лучшие годы полтора десятка человек. На сегодня там осталось 3 сотрудника. Поэтому, как наверняка заметили наши слушатели, мы были вынуждены поначалу отменить выпуски новостей в 22, 23 и 0 часов, а затем вернуть эти выпуски в будние дни (то есть, кроме пятницы и субботы) – за счет привлечения фрилансеров (внештатных работников) и за счет привлечения тель-авивских сотрудников, формально не являющихся редакторами и дикторами новостей, то есть выполняющих не свои функции. Кстати, и фрилансеры – не панацея, поскольку использовать их «на всю катушку» нельзя. Нет денег. Впрочем, нет не только денег. Нет и техников-звукооператоров. Как известно, увольнение сотрудников из старого Гостелерадио всячески стимулируется и поощряется, в том числе и финансово, поэтому большинство высококвалифицированных звукооператоров просто ушло на досрочную пенсию. А, значит, работать некому. А, значит, у РЭКИ (и не только у РЭКИ) нет студийного времени для записи передач. Да, в редакции не работают 4 компьютера, которые некому чинить. Но это уже мелочь по сравнению со всем остальным. Теперь подумайте, может ли жить радиостанция без сотрудников, без денег и без студий? Конечно не может! Но пока еще живет – за счет энтузиазма, за счет личного времени, за счет архивных материалов... Но и за счет качества! Не могут почти все передачи идти в прямом эфире! Невозможна творческая работа в условиях конвейера! «Какое качество? План давай, продукцию давай, надо чем-то заполнить эфир!» Заметьте, рост повседневного давления на людей – штука не безобидная. Она чревата болезнями, депрессиями, «усталостью материала», незапланированными отпусками, а, значит, еще большим давлением на оставшихся. Круг замкнулся. Можно продолжить эту мысль и в другую плоскость: понижение качества означает, что слушатели (они же налогоплательщики) не получают за свои деньги того «продукта», который им обязаны предоставить. Таким образом, радио неизбежно теряет слушателей. Но кому нужно радио без слушателей? Нетрудно увидеть, что круг опять замкнулся...
 Нельзя сказать, что русскоязычное вещание РЭКА обделено вниманием «властей предержащих», то есть министров и депутатов. Причем, как левых, так и правых, как от коалиции, так и от оппозиции. Они беспокоятся, интересуются, разговаривают с ответственными чиновниками, убеждают их в том, что РЭКА должна жить.  И те в ответ заверяют, что все будет хорошо, более того, что после всех пертурбаций русскоязычное вещание превратится в отдельный радиоканал, вещающий на своей особой частоте 24 часа в сутки. Замечательно! Прекрасно! Но можно ли прыгать от радости и хлопать в ладоши? Никак нет. Потому, что до светлого будущего надо еще как-то дожить. А мы умираем сейчас, в эти минуты, и светлого будущего можем физически не увидеть. Так же, как и многие наши слушатели. Как там у Некрасова? «Вынесет все. И широкую, ясную грудью дорогу проложит себе. Жаль, только, жить в эту пору прекрасную уж не придется ни мне, ни тебе»...
 Есть такое расхожее заблуждение: «Ну хорошо, ну уйдут, или будут уволены нынешние сотрудники РЭКИ, но никаких трагедий при этом не произойдет. Только свистни, и прибегут десятки (да что там десятки – сотни) молодых, талантливых, профессиональных журналистов, которые вдохнут новую жизнь в умирающее радио. Делов-то...» Нет, ребята, дудки! Не будет этого! Молодые и талантливые есть всегда, но в Израиле они, как правило, хорошо знают иврит и плохо говорят по-русски. Да еще и с местными интонациями. Да еще и картавят. Во всяком случае, они (за очень редкими исключениями) никак не смогут работать радиожурналистами на русском языке. Так, может, взять на работу пожилых, среди них есть еще довольно крепкие, как сказочный персонаж «старик Розенбом»? Нет. Тоже плохо. Пожилые, к сожалению, плохо владеют ивритом. Так что, новые сотрудники РЭКИ должны быть в возрасте примерно 40 лет плюс-минус, и из этих 40-ка лет двадцать они должны прожить в Израиле, чтобы успеть узнать не только язык, но и страну. К чему я веду? Да к тому, что жизненно необходимо сохранить всех сегодняшних сотрудников РЭКИ, они «дорогого стоят». И не менее жизненно необходимо начать набирать новых людей не в последний момент, а уже сейчас, чтобы смена поколений произошла постепенно, параллельно с передачей накопленного опыта. В любом случае, РЭКУ надо спасать не завтра, а уже сегодня. Иначе действительно в один далеко не прекрасный день мы рискуем прочесть или услышать на иврите: «После тяжелой и продолжительной болезни на двадцать пятом году жизни безвременно скончался верный помощник алии – радио РЭКА»... Что-то вроде этого...

Current Mood: stressedstressed

(36 comments | Leave a comment)

[<< Previous 10 entries]

Powered by LiveJournal.com